Главная / Выпускники / Руслан Раимжанов – путь к успеху / Материал из Интернет – портала «Русская Испания»

Материал из Интернет – портала «Русская Испания»

 http://www.russianspain.com/blog/diaspora/9159.html

Материал из Интернет – портала «Русская Испания»

ЭМИГРАНТАМИ НЕ СТАНОВЯТСЯ. ИМИ РОЖДАЮТСЯ…

Диаспора 12 октября 2016, 16:23

 

Судьбы эмигрантов во многом схожи, но у каждого она своя. Руслан Раимжанов (артистическое имя Роландо) родился в Северной Осетии.
В 19 лет стал учеником школы боевых искусств «Пять сторон света», где изучал философию и психологию боевых искусств, боевое ушунь-санда. Через два года открыл в Моздоке свою школу, обучал детей. В 1999 году избрал местом жительства Испанию, Барселону. Снялся в более чем двадцати фильмах, работает каскадером, озвучивает роли в кино, выпустил книгу стихов и рассказов «Иллюзия жизни», готовит к изданию автобиографичную повесть.
Он красив и статен, выдержан в манерах, в глазах сверкают искры юмора и философской задумчивости о смысле жизни одновременно. Разговор начался с «места в карьер» — об эмиграции и кино. 

— Роландо, как получилось, что, приехав в незнакомую страну, без знания языка, без малейшего опыта работы в кино, Вы сразу подались в артисты, избегнув стандартной для мужчины формулы «обживания» в незнакомой стране — через стройку?
— Всегда был согласен с позицией Орхана Памука: эмигрируют не для того, чтоб убежать от домашних проблем, а для того, чтобы добраться до глубин своей души. Сколько помню себя, мне хотелось сниматься в кино. Родители пытались наставить на «путь истинный»: «Образумься! Выбирай серьезную мужскую профессию и не занимайся глупостями».
Я и сам до конца не понимал свою неудержимую тягу к этому роду деятельности, пока однажды не выяснилось, что мать всегда мечтала быть балериной, а отец – актером. Он даже ездил на пробы в ГИТИС, но не прошел пробы: не смог достоверно объясниться в любви незнакомой девушке (в сердце была другая).
Стандартный путь освоения «заморских земель» — стройка, разнорабочий и т.д.- я отметал сразу. С огромным уважением отношусь к профессии строителя — жить можно без чего угодно, но не без крыши над головой. Но не тянуло меня на стройку и все тут. Да и руки надо было беречь: мать, профессиональная массажистка, научила нескольким видам массажа.
С этого и решил начать, но прежде, не поверите – уже на следующий день по приезду пошел искать работу в кино. Прихожу в иммиграционный центр, знаками объясняю – хочу сниматься в кино. Долго девушка не могла понять, что я ей на пальцах объясняю. Наконец поняла, обрадовалась и направила меня в кинотеатр. Только я-то об этом не знал. Прихожу, спрашиваю опять же на пальцах – где у вас здесь пробы можно пройти, а мне билет в кино предлагают купить.


Дальше пошли дубли: возвращаюсь в иммиграционный центр, там уже молодой человек сидит – начинаю ему объяснять. Он понял по той же схеме: дает адрес другого кинотеатра. Еду, жестикулирую руками – а мне опять билет в кино! В третий раз возвращаюсь, решил идти ва-банк: пока точно не удостоверюсь, что меня верно поняли, никуда не поеду. Изображал и хлопушку для дубляжа, и ручку несуществующей кинокамеры крутил – кажется, верно поняли. Дали адрес. Приехал. Уф! Все верно — студия. Так начал сниматься в массовках.
— Роландо, Вы великолепно выглядите, но все же — не смущает возраст? Вам далеко за тридцать, а главные роли пока только в мечтах.
— Не всегда складывается так, как задумываешь. Но отступать не собираюсь. Есть много примеров, когда люди осуществляли свои мечты далеко за пятьдесят. Тот же Рэй Крок, с диабетом, артритом и кучей других болезней, только в 52 года познакомился с братьями Макдональдами. Сейчас о его состоянии знает весь мир. Джоан Роулинг до 31 года была матерью-одиночкой на пособии. Харрисон Форд, актер и продюсер, до 30 лет был плотником, хотя мечта сниматься никогда его не оставляла. Энг Ли до 36 лет был безработным, и только ближе к сорока началась его режиссерская карьера.
— Путешествие в  тысячу верст начинается с  одного шага. С чего именно началось для Вас продвижение в мир кино?
— Говорят, эмигрантами не становятся, ими рождаются. Всегда хотелось уехать из крошечного Моздока, сниматься в кино, с миром знакомиться. С чего начать – не имел представления. Однажды знакомый предложил: зачем тебе это кино, поехали в школу боевых искусств.
Я ему сразу: 
— Поехали. Завтра.
Друг опешил: «Как завтра? Чего гонишь, надо все узнать, расспросить — что и как…».
А я не привык откладывать в долгий ящик, если появляется возможность.
Поехал без адреса, расспрашивал, нашел, взяли на испытательный срок. Один. Затем второй. Оставили. Так оказался в школе боевых искусств «Пять сторон света». Друг приехал через две недели – отказали: мест уже не было. Думаю, владение боевыми искусствами и стало первым шагом на пути в мир кино: это помогло мне стать каскадером. В мире кино существует три круга: массовка, эпизодические роли, главные роли. 
Важно всегда помнить: все, что ни происходит, – реально к лучшему. Я задержался в первом круге. Пора было переходить во второй. А как это сделать, если вокруг и профессиональным актерам работы не хватает. Но и здесь помог случай – пригласили поработать каскадером в Мадриде, пробы прошел успешно, работаем, платят хорошо, но через месяц по техническим причинам пришлось оттуда уехать. Как был расстроен – лучше не вспоминать. На третий день звонят со студии в Барселоне и предлагают сняться в эпизоде. Так началась моя актерская деятельность, пусть и эпизодическая. А останься я в Мадриде – еще неизвестно когда бы такая возможность представилась! «Похитители картин» (“Art Heist”), «Ледяная женщина» («La dona de gel”), «Алакрана» («Alakrana), “Transgression”, “ El hombre de las mariposas”, «Там кто-то есть» (“Hay algen ahi”) — эти и другие картины теперь идут с моим участием. 
— Прекрасно, что не отступаете от своей цели. На Родине бываете?
— Обязательно! Эмигранты покидают Родину, но это не значит, что они ее забывают. Да, мне всегда казалось, что в Европе мне будет легче воплотить свою мечту в жизнь. У каждого человека своя миссия. У меня ощущение, что свою миссию могу выполнить только через кино. Кажется, Лев Толстой писал: нет в  мире прекраснее  чувства, чем  ощущение, что  ты  сделал людям хоть каплю добра. Думаю, что именно через кино я могу нести людям что-то доброе. 
— По паспорту Вы — Руслан, как появилось актерское имя Роландо?
— Очень просто. Как-то на русский корабль, где нам разрешили пожить, зашел испанец, желавший купить этот корабль. Меня начали с ним знакомить, назвав Русланом. «О! Роландо!» — воскликнул он, не расслышав.
Мне имя понравилось, и я решил, что это будет мой актерский псевдоним.
— Судя по манере изложения, можно предположить, что в вашей жизни много юмора?
— Даже больше, чем можно предположить. Когда впервые приехали с женой в Испанию без знания языка, без денег, без друзей, вспомнили, что нам советовали на родине: идите в Красный Крест. У меня были самые смутные представления об этой организации. Пошли по городу искать эти «кресты». Заходим в один, объясняем знаками, мол, мы приезжие, спать-есть надо, а нам на лекарства показывают — оказалось, зашли в аптеку. Так еще несколько фармацевтических пунктов посетили, прежде, чем прояснили что к чему. Сейчас это все смешным кажется.
Или еще. В первую ночь нам негде было ночевать – все отели на Рамбле оказались занятыми, а двигаться еще куда-то мы уже были не в состоянии. Приземлились на скамеечке. Дремлем, вдруг слышу отборную русскую… речь. Как же я обрадовался этим коротким, всем известным словам, ставшими в тот миг такими родными. Ведь 15 лет назад в Барселоне русскоязычных людей было несравнимо меньше, чем сейчас. Скорее бросился туда, откуда слышался разговор. Так мы оказались на русском корабле, надолго прикованном к причалу за какие-то технические недочеты.
Или вот еще из серии «юмор». Бывает, завяжется, разговор философского плана, высказываешь свое мнение – люди не реагируют или начинают оспаривать. В следующий раз в подобной ситуации для прикола добавляю: а вот Лао-Цзы (имя любого мыслителя) утверждал…
И народ уже прислушивается или дружно соглашается.
Есть такая испанская мудрость: «Будь веселым и проживешь счастливо!». Стараюсь следовать этому правилу. 
— Со временем Вы издали книгу стихов и рассказов…
— Сказать честно – в школе стихи терпеть не мог. Но, как известно, занятия боевыми искусствами гармонизируют все аспекты человеческой психики и деятельности, видимо, что-то во мне стало на свои места — начал писать. Хотя дело это для меня совершенно новое – родные до сих пор поверить не могут. Сейчас готовлю к выпуску автобиографичную повесть.
— Любой эмиграционный опыт бесценен: для прижившихся — в качестве истории, для вновь прибывших – как варианты возможностей освоиться в незнакомой стране. Как же все складывалось?
— Поначалу поняв, что главные роли мне никто не доверит, а на жизнь надо как-то зарабатывать, решил заняться массажем.
Поместили нас в центр для эмигрантов, то есть о ночлеге заботиться не приходилось. И я решил сделать массажный стол и идти с ним прямо на Рамблу (!). Пока делал, вокруг столько советчиков объявилось, что в результате сооружение у меня получилось просто неподъемное. А чтобы дотащить его до главной улицы города – об этом и речи не могло быть.
Стал я этот стол со всех сторон понемножку урезать. Вроде полегчал. Потом решил проверить на прочность — все же человек на него будет ложиться. Встал двумя ногами, да так со всей высоты и рухнул с грохотом. И тогда двинулся по магазинам в поисках складного стола. Нашел-таки. Притащил на Рамблу, попросил знакомого быть моим подопечным, тот охотно согласился. В первый день пришлось ему пять массажей пережить. Доволен был – не то слово! 
На второй день люди начали подходить, интересоваться, зарабатывать начал неплохо. Но как выяснилось, оздоровлять людей прямо на главной улице города — дело запретное. Предложили мне стражи порядка убираться со своим «открытым массажным салоном» и искать место поукромнее. 
— Что для Вас главное в жизни?
— Честь, семья, отношение к родителям.
— …главное в человеке?
— Умение оставаться самим собой. В любой ситуации. Жизнь слишком коротка – мы не успеваем побыть самими собой. Ведь в каждом человеке непроизвольно присутствует страх. К нему надо повернуться лицом, признать его наличие, а не бахвалиться – ничего не боюсь. Вот тогда страх растворится и будет легче жить без масок, быть самим собой.
— Ваш жизненный принцип?
— Как-то прочел совет: захочешь предать свою мечту – поработай прежде еще один день, потом еще неделю, месяц и год. Дальше посмотришь, что будет. Следую этому принципу. Кино для меня бесконечно важно само по себе, да и случаи знакомства с другими странами, интереснейшими людьми притягивают к этой профессии: недавно приехал со съемок из Японии. А то на площадке оказываешься с голливудским актером, которым восхищался в каком-нибудь триллере. Так я познакомился с Майклом Иронсайдом, снявшимся в фильме «Вспомнить все» вместе со Шварценеггером. С другими известными актерами.
Наш великий соотечественник и физиолог Павлов утверждал, что если у человека нет любимого дела, ему грозят постоянные депрессии. Роландо подобное состояние не грозит – он нашел дело своей жизни, занимается им с упоением и постоянным стремлением к совершенствованию.
Видимо, прав Эмиль Золя: «Весь смысл жизни заключается в бесконечном завоевании неизвестного, в вечном усилии познать больше».
Роландо не стоит на месте: осваивая трудную профессию актера кино, он самостоятельно изучает учебники по актерскому искусству, часами занимается, совершенствуясь в боевых искусствах, тренирует молодежь, обучаясь вместе с ними, и главное, верит – мечты существуют для того, чтобы сбываться!
Мария Розанова в своих воспоминаниях писала, что «эмиграция – это капля крови нации, взятая на анализ».
В соотношении численности оставшихся на Родине и эмигрировавших это, действительно, капля. Но важно, что и в эмиграции эта «капля» остается высокодуховной, с возвышенными представлениями о Родине, чести и достоинстве.
Внештатный корреспондент Елена Гунтик. 
Фото из архива Руслана Раимжанова.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!