Главная / Статья в газете "Новое дело", 2009 г. Муслим Салихов: «Китайцы признали меня номером один»

Статья в газете "Новое дело", 2009 г. Муслим Салихов: «Китайцы признали меня номером один»

«Новое дело» Выпуск № 18 (902)08 Мая 2009

Муслим Салихов: «Китайцы признали меня номером один»

 Двукратный чемпион мира по ушу-саньда, победитель олимпийского турнира в Пекине, очень популярный на Востоке, но малоизвестный на родине, в Дагестане, воспитанник тренера Гусейна Магомаева из «Пяти сторон света» шокировал Китай, когда первым из некитайцев стал обладателем титула «Король кунг-фу». Правда, через год он потерял этот титул, но тут не обошлось без скандала. Впрочем, об этом лучше расскажет сам Муслим Салихов.

— Недавно на одном из российских телеканалов показывали турнир по ушу-саньда с твоим участием. Комментатор не уставал раздавать эпитеты в твой адрес: великий, замечательный боец и все такое. Нескромный вопрос: ты себя считаешь таким?

— Я тоже смотрел этот турнир и слышал, как меня называли еще гением (смеется). Было немного неловко. Кем я себя считаю? Я — чемпион мира, выигрывал еще ряд других турниров, но я не гений. Я обычный боец. Я не делаю что-то особенное, может, у меня это получается просто чуть лучше, чем у других.

— А какой из завоеванных тобой титулов для тебя самый ценный: «Короля кунг-фу», победителя олимпийского турнира или какой-то другой?

— Олимпийский турнир был вовсе не олимпийским, просто эти соревнования проходили в Китае одновременно с Олимпиадой, хотя мы и жили в олимпийской деревне и носили форму сборной России. Что же касается важности, то «Король кунг-фу» считается одним из самых престижных турниров. Если говорить, что важнее для меня, то я больше радовался, когда впервые стал чемпионом мира в 2005 году. Только после завоевания этого титула меня стали узнавать в мире боевых искусств. До этого у меня была победа на чемпионате Европы, но это, конечно, не то. А победить на «Короле кунг-фу», безусловно, было приятно. Все-таки выиграл у четырех китайцев подряд.

— Согласен с высказыванием, что «чем меньше китаец, тем он сильнее»?

— А какая разница, сколько он весит? Китайцы сильны во всех категориях. Это просто стереотип такой, что в малых весах они непобедимы. У них физиология такая, почти всю взрослую жизнь у них один вес, а у наших людей он постоянно растет. Вот и приходится нашим юниорам драться с их взрослыми спортсменами.

— А как тебя пригласили на «Короля кунг-фу»? Сразу на ум приходят фильмы с участием Ван Дамма, где приглашения на такие турниры оформляются в виде свитков и передача их происходит в каком-то средневековом стиле…

— (Смеется) Ну, почти так и было. На первом чемпионате мира, где я стал победителем, ко мне подошли китайцы и предложили подписать контракт на участие в одном турнире «Король кунг-фу». Видимо, им понравилось, как я выступил. На турнире все европейцы вылетели в первом же круге. Мне тогда как-то не по себе стало. Думаю, надо хоть мне выиграть. И выиграл. В финале мой соперник, китаец, все бегал за мной, хотел нокаутировать. Я его по очкам тогда выиграл. Как отнеслись к этому в Китае? Мне показалось, что болельщики даже радовались моей победе, а вот организаторы были в растерянности, даже, по-моему, расстроились.

— В Китае ты популярнее, чем здесь?

— Здесь меня никто и не знает (смеется), а в Китае я не могу спокойно пройтись по улицам.

— Многие наши ребята, добившись успеха в боевых искусствах, подписывают долгосрочные контракты с китайскими фирмами и остаются жить там. Тебе не поступали подобные предложения?

— Поступали. После того как я принял участие во втором «Короле кунг-фу», я подписал контракт с китайцами на пять лет, до 2014 года. Там жить и тренироваться я не собираюсь, просто за месяц до турнира буду выезжать в Китай. Я считаю, что у спортсмена должен быть только один тренер. Он у меня есть — Гусейн Магомаев. С ним я добился всех своих побед, и только он знает все мои сильные и слабые стороны. Что входит в этот контракт? Я буду принимать участие в «восьмерках». Это типа того, что бывает в К-1, когда восемь сильных спортсменов выявляют сильнейшего. Все то же самое, только будет ушу. Этот турнир по значимости даже выше «Короля кунг-фу», и пройдет он с 17 по 19 июня в Гуанчжоу. В начале июня мы с тренером вылетаем в Пекин, там и будем готовиться. Ну, и не только в этом турнире я буду участвовать. Много чего предстоит.

— Традиционный вопрос: как начал заниматься ушу?

— Я родился в Махачкале, и где-то в третьем классе моя семья переехала в Халимбекаул. Как оказалось, к счастью (улыбается). Когда переезжали, я для себя решил, что хочу учиться в «Пяти сторонах света» у Магомаева. Несмотря на свой юный возраст, я слышал об этом интернате ушу. После разговора со мной Магомаев разрешил мне учиться у него. Тогда там было мало людей, около 60. Это сейчас в интернате до 300 учеников, разрослась школа. Было интересно. Учителя заставляли нас учиться, а тренеры считали, что ушу важнее (смеется). Но преподавали там хорошо. Бывало, что к нам приходили ребята, ни бэ ни мэ по-русски, а получая аттестат, уже прилично разговаривали. Кстати, насколько я знаю, эти аттестаты очень ценятся при поступлении в силовые ведомства, скажем, в школу милиции.

— Помнишь свою первую большую победу?

— Пределом моих мечтаний было стать чемпионом Дагестана (смеется). И в 1997 году я стал чемпионом республики в весе 39 кг.

— Вернемся к Олимпиаде. Ты специально поменял вес, что попасть на нее, или на самом деле потяжелел?

— Да нет. Я четыре года выступал в весе до 80 кг, а на Олимпиаду поехал в категории до 85 кг. Какие будут олимпийские веса, мы узнали только за 2—3 месяца до турнира. Поэтому пришлось быстренько потяжелеть. Всего у России было три представителя, и все — дагестанцы. На самом турнире в моем весе не было китайцев. Дело в том, что ко мне до взвешивания подошел тренер сборной Китая. Поздоровался и говорит, что не будет выставлять в моем весе спортсмена, так как считает меня номером один. Там ведь как происходило: страна могла выставить максимум шесть спортсменов на выбор в любом из 11 весов. Вот они, видимо, и решили, что лучше в мой вес не ставить. Просто на многих международных турнирах китайцы не выставляют своих спортсменов в веса, где выступаем я, Джанхуват (Белетов. — «НД») и Бозигит (Атаев. — «НД»). Хотя иногда ставят, хотят нас сместить, но мы у них регулярно выигрываем. Есть ли у китайцев достойные соперники для меня? Их очень много. Каждый новый соперник сильнее предыдущего. Откуда они берутся? В Китае выпуск ушуистов поставлен на конвейер.

— Сильно отличается система тренировок китайцев от того, как тебя тренируют?

— Конечно, сильно. Я видел, как они тренируются. Они — роботы. Вообще не думают, чеканя постоянно одно и то же движение. Работают на выносливость. А мы берем духом и головой, думаем во время боя, а они тупо повторяют часами одно и то же.

— В этом году ты потерял титул «Короля кунг-фу». Как это получилось?

— Китайцы поступили со мной нехорошо. Вроде и улыбаются тебе в лицо, а потом такие подлости делают… Всего в турнире было 12 человек. И почему-то по жребию все тяжелые соперники попались мне. А мой будущий соперник по финалу, китаец, легко прошелся по турниру. Я смотрю, его соперники-китайцы вообще с ним не дрались, берегли его. В полуфинале ему попался бразилец, который отказался с ним драться. Его кое-как уговорили продержаться хотя бы один раунд. А у меня все бои получились тяжелые очень. В четвертьфинале и полуфинале со мной также встречались китайцы. Первого я нокаутировал, и его увезли в реанимацию. Я ударил его рукой, а когда падал, еще и ногой добавил. Потом его по телевидению показывали, он через два дня вышел из больницы с повязкой. Выжил, в общем (улыбается). В полуфинале мой соперник меня очень сильно измотал. Я так понял, что это и была его задача. Очень сильно устал. По программе, до финала я мог отдохнуть около часа. Там должны были выступать девочки, еще какая-то культурная программа. Ну, думал, успею отдохнуть, набрать сил за час. Только лег в раздевалке на кушетку, вбегают китайцы, протягивают мне перчатки, мол, давай выходи, пора на ринг. Мне даже переводчики не понадобились, чтобы понять, что они от меня хотят. Я им показываю, чтобы отстали от меня, я устал и хочу отдохнуть хоть немного. Те подняли такой шум! А там прямая трансляция идет на четыре канала. Представляете, урезали программу, вместо двух боев девочки провели один. Убрали развлекательную часть и сразу хотят, чтобы я вышел на ринг. Как только я не отказывался, но выйти пришлось. Китаец-то даже не устал, а я как выжатый лимон. После первого раунда я уже и не соображал ничего. Так и проиграл. Обидно? Вначале — да, а потом подумал: в принципе, и это неплохо.

— На этот турнир европейцев приглашают только последние два года. Как думаешь, китайцы продолжат эту новинку?

— Не знаю, но меня-то они точно пригласят. Почему? Да потому, что на меня там ходят зрители. Когда я не выступаю, залы пустуют, а со мной — забиты. Мой рейтинг там достаточно высок. Поэтому со мной китайцы и подписали контракт.

— Ты можешь себя считать богатым человеком?

— Нет. Наши победы пока никто не замечает. Даже после победы на Олимпиаде никак отношение к нашему спорту не изменилось. На нас все закрыли глаза. Был вроде шум, что я выиграл олимпийский турнир, но на этом все и остановилось. Я к этому отношусь спокойно, но, понимаете, мы тоже пашем, тренируемся и всегда побеждаем. Вот что обидно — все это остается без внимания. Ведь все же гордятся, что мы, дагестанцы, постоянно выигрываем. Но дальше этого не идет. Ну, ничего, мы сами как-нибудь заработаем (смеется).

— Ты говоришь, что популярен в Китае. А нет у тебя там каких-нибудь предложений от рекламодателей, или, скажем, в кино не приглашают сниматься?

— (Улыбается) Приглашают. Ко мне подходили режиссеры, говорили, что после июньского турнира пригласят меня сниматься в кино. Но я не отнесся к этому серьезно. Ну какой из меня актер? По сценарию я должен был играть ушуиста. Я не отказался, но долго смеялся. Но они настойчивы, и сказали, что если я выиграю в этом турнире, то буду играть главную роль. Я не Джеки Чан. Он-то был гимнастом, а мы, саньдаисты, люди более суровые (улыбается).

— Есть в спорте вершины, которые ты не покорил?

— В ушу я выиграл все, что можно выиграть. Перейти в бои без правил? Нет, меня это не привлекает.

— В жизни приходится быть жестким, как на ринге?

— Нет, почти никогда не приходилось. Я ж такой человек, что если меня не трогают, то и я никого не трогаю. А город (Буйнакск. — «НД») у нас маленький, все друг друга знают.

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!